О СТРАШНОЙ ТАЙНЕ САНСАНЫЧА (продолжение)

Аня решила, что шантажировать шефа, конечно, не будет.

Но вежливо попросить об одолжении можно. С этой мыслью утром до начала рабочего дня она зашла в кабинет к СанСанычу.

«Я знаю, куда Вы так часто ходите в последнее время», — сказала Аня вместо приветствия. СанСаныч побледнел, но ничего не отвечал.

«Я Вас не осуждаю, Вы взрослый человек. Но Вы не боитесь, что это ммм… плохо отразится на Вашем здоровье?», тут он попытался что-то промямлить, но Аня опять перебила.

«Вы же семейный человек, в конце концов. В общем, это не мое дело. Но если хотите, чтобы Ваша тайна оставалась нашим секретом, … увеличьте, пожалуйста, Жене … зарплату», — тут она снова замолчала, шокированная собственной дерзостью.

СанСаныч поднял на нее глаза и еще больше побледнел. Потом покраснел, подскочил, схватил ее за руку и потащил следом за собой на улицу. Не говоря ни слова, он привел ее к тому самому подъезду. От нетрезвых мужчин не осталось и следа, а дверь с табличкой была распахнута, и оттуда доносились звуки музыки.

«Наверно, там тоже притон», — подумала Аня. Ей уже не было страшно. Навстречу к ним выбежал парнишка лет 20. Увидев СанСаныча, он обнял его прямо перед удивленной Аней.

«Это твоя новая партнерша? Она, что, новенькая? Новенькая, фирменный пакет свой оставляй в раздевалке с нашим логотипом вон там», — протараторил он.

«Почти», — ответил СанСаныч и потащил Аню дальше туда, где играла музыка. Навстречу выходили люди, здоровались и обнимались. Аня подумала, что здесь встречаются какие-то особенные извращенцы, видимо хуже, чем по соседству.

Почему-то они обращались к СанСанычу «на ты» и звали Шуриком. СанСаныч на Шурика откликался и его это не беспокоило.

Аня не знала, что об этом подумать. Поэтому решила спросить шефа напрямую.

«Александр Александрович, куда мы идем? Что это значит?»

СанСаныч повернулся к ней, и впервые за время знакомства она увидела, что его глаза полны слез и обиды.

«Почему мне должно быть стыдно??? Да, мне уже не 20 лет, я неуклюжий… Но каждый имеет право на тот отдых, который хочет! И я никому не делаю ничего плохого! И не настолько я слаб, чтобы танцы плохо отразились на моем здоровье!» — закончил он и утер вспотевший лоб рукавом.

«Танцы? Какие танцы? … Аааа, танцы…» На этом месте в Аниной голове стала складываться картинка.

«А маечка та со стразами зачем была нужна?» — спросила она.

«А, та… для конкурса… понимаешь, чтобы выделяться среди всех не только возрастом, нужно быть ярким. Вот я и сделал шелкографию на футболке сам, еще стразики наклеил, пока парни были в отгуле».

Картинка в голове Ани сложилась. Вот это да! Значит, шеф типографии умеет так танцевать! Какие еще секреты он скрывает и что об этом думают его подчиненные?