НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ, ДА …

СанСаныч пришёл в офис в своём «фирменном» настроении. Наорал на Михалыча по поводу цвета пантона на пакетах, долго отчитывал Аню за недостаточное количество новых клиентов. Ближе к обеду вызвал с отчётами бухгалтершу Наталью Викторовну. Пока та сводила все цифры в единую таблицу и прихорашивалась, в кабинете директора зазвонил телефон. СанСаныч сначала кричал в трубку, что он на всякую туфту рекламную не вёлся и вестись не будет. Затем прикрыл дверь и подозрительно притих. Прошло минут двадцать, а из кабинета директора не раздавалось ни звука.

пакеты с печатью

После часа молчания в кабинет СанСаныча решили отрядить дизайнера Серёгу, благо он пилюль от шефа ещё сегодня не получал. Но Серёга слился, аккуратно опрокинув на пиджак кружку с кофе. Лучше быть грязным, чем уволенным. Тогда провели лотерею. Короткая зубочистка досталась Наталье Викторовне. Тяжело вздохнув, она взяла папку с отчётом и тихонько постучалась к шефу. Ответа не последовало. Тогда Наталья Викторовна набрала в лёгкие побольше воздуха и постучалась громче. Дверь ей открыл СанСаныч при полном параде, даже с портфелем в руках. Не говоря ни слова, он оттеснил бухгалтершу с дороги и вышел из офиса. Молча.

Движение

Повисла пауза.

— Не нравится мне всё это. — первой прервала всеобщее молчание Анна. — Суицидом попахивает.

— А кто звонил-то? — спросил Михалыч у Натальи Викторовны. В ответ, она только пожала плечами.

Аня спрятала телефон в сумочку, резко вскочила с кресла, сорвала с вешалки пальто и выскочила из офиса.

— А с ней-то что? — Михалыч обвёл взглядом ошалевших сотрудников.

Аня запрыгнула в подъехавшее такси.

— За вон той машиной! — в стиле шпионских фильмов бросила она водителю и, для пущей значимости, вытащила из сумочки тёмные очки. 

СанСаныч припарковал машину около стеклянного офисного здания, похожего на гигантский корабль. Аня проследовала за ним. Чтобы не спалиться, она тщательно скрывалась за сотрудниками, благо, поток людей, входящих в здание и выходящих из него, был достаточно плотный. СанСаныч скрылся за дверью, рядом с которой стоял рекламный баннер «Элеонора Хунякова. Тибетская целительница. Раскрытие потенциала для личностного роста. Всего один семинар в столице! Индивидуальные программы.»

— Попал, — подумала Аня про СанСаныча. Однако, входить в дверь побоялась.

Продолжение.

На следующий день СанСаныч пришёл в офис почти к обеду и сразу же вызвал к себе Михалыча.

— Как Вы думаете, Евгений, на что я способен? — неожиданно спросил СанСаныч, глядя мимо Михалыча туда, в Вечность.

— На многое, — после паузы ответил Михалыч.

— Вот что я могу дать конкретно Вам?

— Премию.

— И всё?

— И всё.

— Спасибо, Вы мне очень помогли. — всё ещё находясь в прострации, сказал СанСаныч. — Идите.

После Михалыча в кабинете шефа побывали почти все сотрудники, кроме Сергея. Он предусмотрительно заболел. А на следующий день всем на карточку перевели премию. И тогда Аня рассказала, что СанСаныч ходил к какой-то тибетской целительнице по поводу личностного роста. Непонятно, насколько она прокачала СанСаныча, но сотрудники типографии ещё целый месяц вспоминали её добрым словом, называя премию «манной тибетскою» …

А СанСаныч дня через два отошёл. И стал обычным шефом. Как говорится, вырос, как личность, но ненадолго…