Лыжный марафон

«Мороз и солнце — день чудесный!»

Капризная природа решила побаловать мужчин в выходной, двадцать третьего февраля.  

Жена готовила праздничный обед и попросила СанСаныча не мешаться под ногами. Да и ясная морозная погода гнала за город, на свежий воздух.

Достав из гаража старую лыжную экипировку, СанСаныч рванул в соседний парк, где ещё по молодости любил ходить на лыжах под скрип деревьев и хруст искрящегося снега.

Лыжня

Маршрут он приблизительно знал, однако, не катался лет пятнадцать, наверное. Всё некогда было.

Оставив машину на парковке возле парка, СанСаныч неуверенно встал на лыжню. Поначалу ноги и руки плохо слушались, и даже приходилось валиться на снег, пропуская очередных «бегунов». Но постепенно былая уверенность возвращалась, темп наращивался и вот уже несколько горе-спортсменов были вынуждены нехотя уступить СанСанычу первенство. Мелкий снежок щекотал лицо, звенящая тишина зимнего леса опьяняла и выключала сознание. СанСаныч из стареющего босса превращался в молодого спортсмена-разрядника, для которого быть первым на финише — дело чести!

Уже оставлен далеко позади какой-то пыхтящий любитель, и вот перед тобою только припорошенная снежком лыжня, согнутые под тяжестью сугробов ветки и манящая, как в молодости, девственно чистая дорога.

Снег усилился. Вместе со снегом пришёл и ветер, холодный, кусающий щёки и нос. Но СанСаныч продолжал упорно бежать вперёд, трудности его никогда не пугали.

печать на пакетах

И тут…

Внезапно лыжня кончилась. Или её просто замело. СанСаныч остановился, умыл снегом лицо и огляделся. Вокруг только лес, стихающий ветер, снег и тишина. Спереди хрустнула ветка. СанСаныч рванулся туда, с трудом прокладывая новую лыжню. Через пятьдесят метров он разочарованно остановился. Рядом, ломая сучья, горделиво прошёл лось. СанСаныч полез во внутренний карман за мобильным. Навигатор спасёт, Навигатор подскажет! И действительно, несколько раз моргнув дисплеем, приложение поставило среди бесконечного зелёного массива маленькую красную капельку- местоположение СанСаныча.

Однако попытка проложить маршрут до машины не удалась. Смартфон, предательски моргнув, стал показывать знаменитую картину Малевича, а на призывы загрузиться, даже матерные, не реагировал. Ведь батарейка на морозе разряжается в десять раз быстрее.

СанСаныч подъехал к увесистому дубу и разворошил снег у корня. Зазубренные в школе законы советского ориентирования на местности гласили, что мох у деревьев растёт всегда с северной стороны.

Он решил пробираться на юг. Морозец спал, снова выглянуло яркое зимнее солнце. Ветер успокоился, а снег пошёл крупными хлопьями. Руки и ноги потихоньку немели, на кончике носа образовалась маленькая белая точечка. Тишина леса, из манящей, постепенно превращалась в зловещую, скрип деревьев стал напоминать тяжёлую поступь Костлявой. Ни лыжни, ни людей. Только хруст нетронутого снега под «уставшими» лыжами.

СанСаныч опёрся о толстый сук, притянутый к земле, присел на него. Размял руки, попробовал пошевелить пальцами ног. Где-то впереди, сквозь тишину прорывался крик толпы, смех и музыка. Да, там были люди! Там ждало спасение!

Собрав остатки воли в кулак, СанСаныч помчался на звук. Через полкилометра он наткнулся на хорошо укатанную лыжню. Отряхнув с лыж наледь, СанСаныч перешёл на коньковый ход. Ноги и руки отказывались слушать, нос уже практически наполовину побелел. Щёки теряли румянец, превращаясь в бледные пятна.

Финиш

Впереди замаячил плакат «ПРИВЕТ УЧАСТНИКАМ МАРАФОНА!». СанСаныч узнал бы его из тысячи, ведь ещё неделю назад вставлял пилюлю дизайнеру Серёге за то, что на макете не хватило разрешения для печати баннера. Перед лицом почему-то кружились буклеты, визитки, грамоты, брошюрки, которые в больших количествах выпустила типография к лыжному марафону.

Под победные крики толпы СанСаныч сорвал ленточку и рухнул без сил. Очнулся уже в палатке, укутанный пледом, с кружкой горячего чая в руках. На него восторженно смотрела хрупкая кареглазая девушка в лыжном костюме с бейджиком «Анастасия. Оргкомитет».

— Настя, а можно у Вас попросить зарядку для смартфона? — пролепетал СанСаныч.

— Можно. — ответила Настя и очаровательно улыбнулась. — Только Вы меня уже двадцать минут назад об этом просили. — она показала пачкой брошюр на переходник с розетками. — Я сразу и поставила. Просто Вы руками пошевелить не могли.

— Да. Спасибо. — через силу улыбнулся СанСаныч. Щёки, видать, ещё не совсем отошли.

— Как Вы умудрились всю группу почти на час перегнать? Усиленно готовились?

— Ну, да…наверное.

— Отдыхайте. – Анастасия протянула СанСанычу несколько листков его же продукции. — Вот Вам диплом участника, программа праздника и наш буклет. Потом, пожалуйста, найдите свой номер и отметьтесь у организаторов для получения кубка. Стол прям рядом с баннером. Не заблудитесь?

— Нет, нет, конечно. — замотал головой СанСаныч.

Анастасия выбежала из палатки. А СанСаныч, допив чай, забрав телефон и своё обмундирование, под шумок ретировался домой.

С тех пор в кабинете у шефа, на видном месте, в рамочке, красуется диплом участника лыжного марафона с надписью «За проявленную волю, силу и мужество».