День Святого Валентина (продолжение)

(продолжение)
Вытащив из коробки кусок плинтуса на всякий случай, СанСаныч осторожно шагнул внутрь чужой квартиры. В прихожей он остановился и осмотрелся. По всем признакам, здесь жила одинокая женщина без детей. Розовые тона, узорчатые салфеточки, цветочки во всех углах. Плач раздавался откуда-то из гостиной. СанСаныч, как и учили в триллерах, прижимаясь спиной к стене, пошёл на звук.

Окна в гостиной, не смотря на полдень, были плотно зашторены. Свет выключен. В центре красиво и обильно сервированного стола горели две витые икеевские свечи. Они сгорели меньше, чем наполовину. Под столом угрюмо валялась пустая бутылка вина, горлышком указывая на стул с сидящей женщиной, которая, закрыв лицо руками, сдавленно плакала. Фигура у неё была ничего так себе, хотя и слегка полноватая.

пакеты с печатью на преображенке

— У Вас всё в порядке? — осторожно спросил СанСаныч, прислоняя кусок плинтуса к стене.

В ответ женщина разрыдалась. СанСаныч подошёл к ней и обнял за плечи.

— Он не пришёл. — всхлипывая, сказала женщина.

— Может, опаздывает, — стараясь быть максимально галантным, ответил СанСаныч.- Пробки, знаете ли…телефон забыл зарядить.

— Он ещё ни разу не опоздал. — женщина взяла со стола бумажную салфетку и промокнула глаза. — За два года наших отношений. И вот сегодня, в такой день…

Она опять закрыла лицо руками.

— Не плачьте, всё будет хорошо. — СанСаныч в душе костерил себя за банальность вылетающих из его рта фраз. — Жизнь наладится.

Он открыл стоящую на столе минералку и наполнил до краёв винный бокал.

— Выпейте воды. — СанСаныч подвинул бокал к женщине. — Помогает успокоиться.

Женщина грациозно взяла бокал и немного пригубила. Затем нервными движениями смяла салфетку. Бросила её на стол, потянулась за новой. Высморкавшись в неё, женщина впервые за всё это время подняла на СанСаныча свои большие карие глаза с разводами косметики.

— А вы кто? — она шмыгнула носом.

ЛЮБОВНИК ПОНЕВОЛЕ

— Саша. — представился СанСаныч.- Сан Саныч, ой, то есть Александр Александрович.

Женщина продолжала удивлённо смотреть.

— Сосед ваш. — СанСаныч жестом показал на дверь. — По лестничной клетке, так сказать.

— А почему Вы здесь? — спросила женщина.

— Мой кот под Вашу…ну, не важно… Короче, дверь была открыта. Услышал плач, вошёл.

Последние слова вызвали у женщины новый приступ рыданий. СанСаныч схватил бокал и вложил ей в руку. Женщина сделала несколько больших жадных глотков. И новая салфетка пошла гулять по лицу.

СанСаныч выждал, пока женщина успокоится, и спросил:

— Вам лучше?

— Да. Спасибо.

— Я пойду?

— Нет, пожалуйста, не уходите! — женщина вцепилась обеими руками в руку СанСанычу. — Не бросайте меня одну, сосед!

СанСаныч смутился. С одной стороны, женщина ждала не его, и как-то было неловко оставаться. Но, с другой стороны, дома поел бы только полу слипшиеся пельмени, он ещё тот повар. А здесь был щедро накрытый стол.

— Вас как зовут? — заполнил паузу СанСаныч.

— Маша. — улыбнулась женщина. Её обворожительная улыбка сразила СанСаныча и поставила жирную точку на втором варианте.

— Мария Владимировна, — добавила женщина.

— Маша, Мария Владимировна, я ненадолго отлучусь. Квартиру забыл закрыть.

Василий Александрович сладко спал, развалившись в кресле вопросительным знаком.

СанСаныч подсыпал ему корму в миску. Затем достал из бара бутылку коллекционного вина, привезённого им из Италии. Вынул из вазы букет и осторожно закрыл за собой дверь с той стороны.

Мария Владимировна оказалась миловидной компанейской дамой и прекрасным поваром. СанСаныч узнал, что ей в этом году должно было стукнуть сорок. И что у неё сеть салонов красоты в разных концах Москвы. Любит дайвинг, зимний фристайл и выращивать экзотические виды растений у себя дома, …разведена, но в отношениях.

После второй бутылки вина голос Маши начал понемногу затихать, а потом и вовсе куда-то пропал. Вместе с изображением…

ОДНАКО…

Очнулся СанСаныч от того, что кто-то грубо сбросил его с кровати на пол. Это был дородный детина с окладистой, аккуратно подстриженной бородой. По крайней мере, так он выглядел с нижнего ракурса.

— Маша, что это у тебя делает? — громко пробасил мужчина вбежавшей в спальню Марии Владимировне.

— Олег, это мой сосед.

— Как анекдотично!

— Он увидел открытую дверь, между прочим, для тебя, и пришёл меня утешить.

— Ну и как, утешил!?

— Утешил. Подарил мне вино и букет роз, в отличие от тебя.

— Я спешил.

— Я верю. А потом он начал засыпать прямо за столом, и я проводила его в спальню.

— Ты где был, урод? — спросил у Олега поднявшийся на ноги СанСаныч.

— В пробке стоял. — опешил от такого напора Олег. — На мосту, на третьем транспортном кольце.

— А почему трубки не брал? — почувствовав в СанСаныче защиту, Маша также пошла в наступление.

— Зарядка сломалась. И ни у кого из водил не было подобной. Ты же знаешь, что у меня эксклюзивный телефон. — Олег вдруг резко повернулся к СанСанычу и встал в боксёрскую стойку. — А за урода сейчас ответишь, урод!

Спустя мгновение Олег уже стонал на полу, согнувшись пополам. А СанСаныч в прихожей спокойно обувался. Маша, скрестив на груди руки, стояла, изящно облокотившись на стену. Она опять мило улыбалась.

— Ну, вы тут и без меня разберётесь. — уже в дверях обернулся СанСаныч. — Спасибо за прекрасный вечер.

— Вам спасибо. — Маша на прощание протянула руку. — Извините, если что.

— Всё в порядке. — СанСаныч пожал руку женщине. Затем вынул из внутреннего кармана пиджака визитку. — Звоните, если понадоблюсь.

— Конечно. — улыбнулась Маша и спрятала визитку в карман.

У себя в гостиной СанСаныч первым делом разобрал диван. Бросив на него пару подушек и одеяло, он разделся и плюхнулся сверху. Василий Александрович пристроился рядом. Тепло кот любил. Особенно, в феврале. Через пять минут оба уже спали крепким сном.

А через три дня поступил хороший заказ на разработку дизайн-макета и печать крафт-пакетов от сети салонов красоты…